19 потрясающий фотографий родов и материнства

Роды в 1970-х

У американок в эти годы было значительно больше способов облегчить родовые муки, чем у женщин СССР. На смену «сумеречному сну» приходят менее вредоносные методы обезболивания, такие как гипноз, роды в воду, особое дыхание и знаменитый метод Ламаза — техника подготовки к родам, разработанная в 1950-х годах французским акушером Фернаном Ламазом в качестве альтернативы медицинскому вмешательству во время родов. Основная цель «метода Ламаза» — повышение уверенности матери в её способности родить, помощь в устранении болезненных и болевых ощущений, облегчение родового процесса и создание психологически комфортного настроя.

М. Р. Одену принадлежит первая публикация в научном журнале на тему водных родов . М. Р. Оден охарактеризовал роды в воде как «более естественные» и «близкие к природе» и обосновал свои заключения успешной практикой родов в бассейне клиники Питивьер с начала 70-х годов.

Впервые начинают использовать эпидуральную анестезию, которая, к сожалению, замедляла схватки почти в половине случаев.

И в эти же годы изобретен питоцин — средство для стимуляции родов.

Миф 1. «Такова женская природа»

У женщин есть врожденный «материнский инстинкт»

Этот миф заключается в том, что женщины (в отличие от мужчин) обладают врожденным механизмом, отвечающим за любовь к маленьким детям, а заодно и «природным» знанием о том, как с ними нужно обращаться: ухаживать, кормить, пеленать и т. д. В самом деле: женская репродуктивная система создана для вынашивания и выкармливания потомства — значит, и «программа» материнства должна быть заложена в форме инстинкта, так ведь?

Вот только инстинктов у человека нет. Совсем. Инстинкты, то есть врожденные и неизменные программы сложного поведения, есть у животных: именно они заставляют лосося плыть против течения на нерест, обрекая себя на верную гибель, а самку богомола — отрывать самцу голову после спаривания.

Что касается человека, то, хотя у новорожденных детей существует набор базовых рефлексов — врожденных реакций на ряд стимулов (хватание предмета, вложенного в ладонь; поиск материнской груди в ответ на прикосновение к щеке; «плавательные» движения в воде), — большая их часть угасает еще на этапе младенчества. При этом любое мало-мальски сложное поведение — от прямохождения до решения мыслительных задач — имеет социальную природу, то есть формируется исключительно при условии общения ребенка с другими людьми.

Известны опыты Гарри и Маргарет Харлоу с шимпанзе, с младенчества лишенными общения с сородичами и позже получившими возможность общаться друг с другом.

Они не прикладывали их к груди, не пытались утешить плач, не качали на руках, как это обычно делают приматы, — напротив, они проявляли к малышам агрессию и даже жестокость: кусали их, били и даже убивали.

По понятным этическим причинам на людях подобные эксперименты не проводились, однако науке известно довольно много случаев, когда дети в силу обстоятельств были лишены нормального общения с другими людьми. Таких детей стали называть «дети-маугли» — по имени персонажа книг Р. Киплинга, воспитанного стаей волков: зачастую именно животные давали младенцам, разлученным со взрослыми, возможность выжить. Найденные в относительно взрослом возрасте (от 7 до 12 лет), такие дети вели себя, в точности подражая четвероногим «воспитателям»: собакам, волкам, медведям, с которыми они жили в раннем возрасте. Несмотря на усилия педагогов и психологов, для таких детей оказывалось крайне трудным овладение даже такими действиями, как пользование ложкой или прямохождение, — и уж тем более неподвластны были такие сложные навыки, как сексуальное поведение или уход за младенцами!

Если ты не в силах повлиять на ситуацию, ты можешь ее сфотографировать!

Ваш ребенок залез в матерчатых тапочках в лужу, прыгает, весь мокрый, грязный, а вам пора кормить, надо домой, это все придется сейчас стирать, вам надо его переодеть. Вообще, вы до смерти устали и: «Пойдем уже, Миша, домой, в конце концов!» — а ребенок у вас застрял в этой луже и не собирается из нее выходить.

У меня тут работает принцип: если ты не можешь изменить ситуацию, ты всегда можешь ее сфотографировать. Когда я понимаю, что я не могу вытащить, например, Андрюшу из лужи, я достаю фотоаппарат, нажимаю на кнопочку. Потом мы все равно уйдем домой, я все равно ночью разбросанное уберу, никуда я не денусь, все равно я постираю и поглажу, уже ничего с этим не сделаешь, но я фиксирую этот момент, эту возможность. И таким образом, я становлюсь как бы немножко в стороне, я отстраняюсь.

У психолога Людмилы Петрановской  есть такой совет: когда злишься, когда ты в гневе,  расслабь нижнюю челюсть! Действительно, когда нас дети допекли, у нас нижняя челюсть зажата.

 Фотокамера работает немножко, как расслабляющий элемент для нижней челюсти. Когда мы немножко выдохнули, нас немножко отпустило, и мы дальше фотографируем то, что происходит. Потом будут классные картинки в альбоме. Вы не запомните ни как стирали, ни как убирали, ничего этого не запомните, а запомните, как классно было ребенку, когда он прыгал в луже. Еще можно детям показать: «Какая хорошая была мама! Другая мама так не поступила бы, наверное, а я тебе давала в луже прыгать».

Это возможность отстраниться, отойти в сторону и почувствовать этот тяжелый процесс родительства в данный момент как очень творческий.

Конечно, я не фотографирую истерики, я не снимаю на видео, когда ребенок совсем красный, малиновый, когда он катается по полу. Я пару раз это делала, чтобы показать детям, но они безумно это не любят, здесь нельзя идти против их воли. Даже маленькие дети обычно хорошо это понимают. Но принцип: если не можешь изменить ситуацию, сфотографируй ее — работает отлично.

Роды в 1980-х

В начале 80-х в СССР набирают популярность «кружки», пропагандирующие моду на те же естественные роды: в воде или дома. Одним из идейных вдохновителей этого метода был физиолог Игорь Чарковский, который создал клуб «Здоровая семья». Советское правительство с такими тенденциями боролось.

С конца 80-х процедура УЗД начала постепенно внедряться в советскую медицину, хотя качество снимков оставляло желать лучшего.

В начале 1980-х срок искусственного прерывания беременности в СССР был увеличен с 12 до 24 недель. В 1987 году прервать беременность можно было даже на сроках до 28 недель, если для этого имелись показания: инвалидность первой и второй групп у мужа, смерть мужа во время беременности жены, расторжение брака, пребывание женщины или ее мужа в тюрьме, наличие решения суда о лишении родительских прав, многодетность, беременность в результате изнасилования.

В 1989 году разрешили амбулаторное прерывание беременности на ее ранних сроках путем вакуум-аспирации, то есть мини-аборт. Начали производить медикаментозный аборт.

Миф 2. «Гормоны в голову бьют»

Желание родить ребенка возникает из-за действия женских гормонов

Долгое время считалось, что различия в женском и мужском поведении обусловлены разным уровнем выработки половых гормонов: тестостерона, прогестерона, эстрадиола и др. Высокий уровень секреции андрогенов, то есть мужских гормонов, традиционно связывается с высокой агрессивностью, ориентацией на конкурентные отношения, пространственным и абстрактным мышлением. Женские гормоны — эстрогены и прогестины — с этой же точки зрения «отвечают» за развитие эмпатии, ориентацию на сотрудничество и, разумеется, за врожденное желание заботиться о членах семьи, прежде всего о детях.

Однако в начале XXI века доминирующее в научной среде понимание гормональной регуляции жизнедеятельности человека подверглось серьезной . Исследователи стали указывать на то, что, исследуя гормональные и поведенческие различия, их предшественники совершенно игнорировали социокультурные условия воспитания и взросления своих респондентов.

Эксперименты, включавшие изучение действия андрогенов, окситоцина, пролактина и кортизола показали, что значимую роль в формировании человеческого поведения играет активность коры больших полушарий, определяющая выбор той или иной стратегии действий.

В этой парадигме материнское поведение перестает рассматриваться как обусловленное некоей единой для всех женщин «биологической нормой». Так, исследования Элисон Флеминг и ее коллег убедительно показали, что, хотя соотношение «гормонов беременности» — эстрадиола и прогестерона — заметно сказывается на самочувствии беременных и недавно родивших женщин, их отношение к ребенку определяются вовсе не гормональными изменениями, а предшествующим жизненным опытом и личностными установками.

Более того, выработка ряда гормонов, традиционно считавшихся «ответственными» за привязанность к младенцу — например, окситоцина и пролактина, — в значительной мере зависит от реального опыта взаимодействия взрослых с детьми.

Роды в 2010-х

Широко применяется эпидуральная анестезия — например, в Филиале № 2 ГКБ им. С. П. Боткина с ней проходят 86% родов.

В некоторых перинатальных центрах создаются условия для максимально комфортного проведения родов. Например, в ПМЦ действует отделение домашних родов, оснащенное, помимо современного родильного кресла-трансформера, удобными диванами и креслами, ванной-джакузи, фитболом, щведской стенкой, трапецией и канатом, на которых можно повисеть во время схваток. На роды можно прийти не только с мужем или кем-то из родственников, но и с доулой и даже собственной акушеркой, а помимо медикаментозных и физиологических способов обезболивания применяют медицинский гипноз.

Жить здесь и сейчас

Мы хотим, чтобы дети росли быстрее. «Ну, сейчас полегче будет», — думаем мы, ждем, когда же он, наконец, сядет, когда он пойдет, когда он перестанет кругом лезть и падать.

Во многом это связано, в том числе, с нашей материнской тревогой, потому что за маленького ребенка ты тревожишься немножко по-другому, чем за старшего. Да, за детей старших мы тревожимся больше, но эта тревога другая. Я не боюсь шестилетнего ребенка оставить сидеть на полу, и что он упадет затылком назад. Я не боюсь 9–10-летнего ребенка отпустить гулять по дому отдыха.

Фотография позволяет нам насладиться моментом здесь и сейчас! Когда мы изучаем и рассматриваем пальчики на руках и на ногах, пушок на губе, пушок на ушке. Вы замечали, что у новорожденных детей пушистые ушки, мохнатенькие такие, пушок у них растет? Мы замечаем, и сами для себя здесь и сейчас наслаждаемся этим моментом.

Я очень часто говорю мужу в нашей круговерти с детьми: «Смотри, мы сейчас здесь и сейчас, вот мы такие, вот наши дети. Мы сейчас живем тут».

Очень помогает в психологическом настрое отойти и на себя со стороны посмотреть: «Смотри, что у нас происходит, запомни этот момент. Этот наш 2020 год. Это уже через пять минут будут наши воспоминания».

Фотография — это возможность зафиксировать этот момент здесь и сейчас: как дети сейчас бегают, как они сейчас прыгают по луже, как они завтракают, как они делают уроки, как они учатся читать книжку. Не просто ты сидишь с ребенком и начитываешь: «М-а – ма, п-а – па, б-а – ба». А ты со стороны отходишь и через объектив камеры, через видоискатель делаешь фотографию, вот мой ребенок читает книжку, делает первые шаги, научился сидеть. Это возможно совершенно по-другому насыщенно посмотреть на свои дни, и еще получить результат.

Обучение фотографии дает огромный ресурс, это я поняла недавно, наблюдая наших студентов курса фотографии на телефон: когда сделанный кадр радует, когда ты видишь, что у тебя получилось — это большая радость!

А еще от этого результата можно получить отдачу, потому что когда мы делаем фотографии, близкие и друзья говорят: «Ой, какой замечательный малыш!» — нам становится здорово.

Самое главное, это возможность остановить момент, в том числе, для себя, посмотреть самой на то, какая у нас здесь и сейчас жизнь, а не просто выйти из этой круговерти бесконечных событий.

Роды в 1990-х

90-е — время, когда врачи ищут баланс между естественными родами и медицинским родовспоможением. Крепнет идея, что чем лучше чувствует себя мать, тем лучше будет младенцу.

В середине 90-х около 21% детей появились при помощи кесарева сечения, и число это неуклонно растет.

Журналист The Times пишет: «Рост числа кесарева сечения в середине 90-х объяснялся ростом числа беременных женщин, которым назначали эту процедуру до 39-й недели беременности, даже если она не была медицински обоснована».

Другой популярный тренд 90-х — домашние роды. Хотя количество подобной практики в США в те дни насчитывало всего менее 1% от всех родов, это число тоже начало расти.

Появляется амниоцентез — анализ околоплодных вод, в ходе которого делается прокол в зародышевой оболочке и берётся образец амниотической жидкости. Она содержит в себе клетки плода, которые подходят для проведения анализов на наличие или отсутствие генетических заболеваний.

Появляется практика доул — помощниц при родах, которые оказывают практическую, информационную и психологическую помощь роженице.

Крохотные детские шаги

Фотография — это возможность посмотреть на крохотные шажки детей. Обычно мы для себя как-то фиксируем, запоминаем большие вехи в развитии ребенка: сел, пошел, научился на велосипеде кататься или на самокате. 

Ежедневная фотография позволяет видеть совсем маленькие изменения, как ребенок поступательно меняется, как меняется его выражение лица, как он становится совсем другим — это возможность сейчас, в режиме реального времени наблюдать за маленькими незаметными переменами.

Если вы посмотрите на свои детские фотоальбомы, вы увидите, что нас фотографировали этими большими вехами: тут нам три года, тут нам четыре года, тут мы на лошади в парке катаемся, тут еще что-то происходит. А ведь мы не помним себя в младшем возрасте.

Все внимание на ребенке!

Когда я фотографирую, я полностью сконцентрирована в этот момент на ребенке. Очень много времени, которое мы проводим с детьми, мы где-то там — или в телефоне, или в своих мыслях. Мы думаем о работе, или о каких-то своих списках — что мне надо купить, что мне надо сделать, убрать…

Для меня фотография — это возможность быть один на один с ребенком и с камерой, когда никто не вмешивается в наше общение, когда только я что-то ему рассказываю, показываю, стараюсь раскрыть эмоции.

И вот так мы общаемся, играем,  болтаем и мы вместе с этот момент, и почта по работе не отвлекает.

Но когда вы приходите на детские утренники и спектакли — НЕ СМОТРИТЕ НА НИХ ЧЕРЕЗ КАМЕРУ ТЕЛЕФОНА! Купите штатив, поставьте камеру, включите запись и СМОТРИТЕ ГЛАЗАМИ — это совершенно другая память и другой взгляд. На концертах и отчетных мероприятиях смотрите глазами, а камера пусть себе пишет.

Когда появляются силы

Когда ты чувствуешь отдачу, когда ты что-то сделал, и стало круто, стало замечательно. Вот я провела курс, мне пишут благодарные студенты и я счастлива!

Поэтому в такой круговерти, в такой ситуации, когда ты с детьми, как белка в колесе, очень много жизни проходит мимо нас. И фотография — это тот ресурс, который помогает мне каждый день заметить какие-то моменты, какие-то вехи, какие-то изменения.

И вот я днем фотографировала, потом ночью обрабатывала эти фотографии — и у меня было очень значимое и очень зримое содержание этого дня. Вот у меня получились три классные работы! Я их обработала, у меня осталась прекрасная картинка, мне очень нравится, это хорошо, здорово!

Навсегда

То, что мы фиксируем на фотографиях — это наша абсолютная память навсегда. Попробуйте сейчас вспомнить лицо своего ребенка, какое оно было в шесть месяцев, в год, в два, если у вас дети постарше — вы не вспомните, скорее всего. Наша память жестко стирает все. 

Когда я хочу вспомнить лицо своей дочери в два-три года, я обращаюсь к памяти, и она выдает мне фотографии, которые я сделала. Я почти не помню ее ресурсами своей внутренней памяти. Мы помним то, что мы зафиксировали на фото и на видео, и это бесценно. 

На самом деле это, может быть, хорошо, что память так работает, потому что точно также вместе с лицами любимых людей память стирает боль, какие-то тяжелые моменты, переживания. Наверное, мы бы не справились, если бы помнили это так же остро, как чувствовали впервые.

Снимать детей непросто. Вот, например, новорожденные близнецы, надо их кормить и укладывать, зачем я к ним лезу с камерой? «Что ты к ним пристала с камерой? Отстань уже от них. Давай их укладывать, купать, переодевать».

Когда я фотографирую, я пробую зафиксировать свою любовь.

Я пошла на первую в своей жизни фотосессию, когда Наташе был год. Я была еще в абсолютной депрессии, мне было тяжело жить — больно от того, что я живу, а муж умер, я не видела большого смысла во всем, и я просто со слезами заказывала эту фотосъемку. Мне казалось, Господи, какая фотосессия, когда нет семьи уже, мужа нет, я одна с Наташей — какая это семья?

Мы очень классно погуляли тогда с фотографом. У меня есть замечательные фотографии из нашего парка, где маленькая Наташка, где мы с ней вместе гуляем. Я по этим фотографиям сейчас вижу, как много я тогда делала для того, чтобы воспитать в Наташе это чувство доверия к миру, это чувство радости.

Сейчас у меня прошла та сильная боль, которая была в тот момент, и вообще все сильно поменялось. Но у меня есть память, у меня есть фиксация этого счастья, какие мы тогда с ней были, как мне была важна Наташка, как ей была важна мама. Какие мы с ней были девчонки заодно! Сейчас эта съемка того солнечного дня дает только воспоминание, какие мы были классные и замечательные девчонки с Наташкой.

Сейчас я делаю эти фотографии для того, чтобы проложить для своих детей мостик и дощечку на будущее. Потому что я знаю, что рано или поздно дети столкнутся с этими вопросами: «Зачем я живу? Вообще я не просил меня рожать. Меня никто не любит. Родители меня совсем не понимают». Увы, наверное, это неминуемо. Я хочу зафиксировать визуально, зримо то, что тебя, дорогой ребенок, очень сильно любили. 

Я хочу в каждой фотографии сохранить этот момент — как хорошо, как здорово, какая благодать, что ты к нам пришел, как сильно мы тебя любим! Смотри, ты тут на пеленальном столике, тут у тебя ножки, тут у тебя пушистенькие ушки, маленькие пальчики, вот мы тебя кормим с ложечки, вот ты делаешь первые шаги, вот ты поешь какую-нибудь песенку

Я хочу сохранить все это как  зримое доказательство того, как же ты важен нам, какое счастье, что ты родился! Как это важно и нужно! И ничего нет, кроме этой любви

Мне очень хочется, чтобы когда дети столкнутся с какими-то сложностями в своей жизни, чтобы они помнили то, как они лежали новорожденные в корзинках, или как они делали первые шаги, или то, как мы фотографировали, как мы вместе с ними собирали лего — чтобы они увидели, как это хорошо, как это важно, и как здорово то, что они — часть нашей семьи, что они есть, и что они любимы. Когда у меня заказывают семейные съемки, я прихожу на них с той же мыслью — сохранить для детей то, как сильно их любят!

Когда у меня заказывают семейные съемки, я прихожу на них с той же мыслью — сохранить для детей то, как сильно их любят!

Когда они почувствуют, что они начинают тонуть в этом повседневном болоте, чтобы у них была еще одна дощечка, на которую они могут поставить ногу, за которую они могут зацепиться.

Миф 3. «Рожать надо рано, потом поздно будет»

Возраст, в котором женщина может родить здорового ребенка, очень ограничен

Пожалуй, важнейшая составляющая мифа о «тикающих часиках» связана с представлением о крайне малой продолжительности женской фертильности. Советы «рожать, пока молодая» основываются на двух постулатах: во-первых, зачать, выносить и родить ребенка «естественным путем» женщина может лишь до определенного возраста, во-вторых — с увеличением возраста матери растет и вероятность рождения детей с нарушениями физического или ментального развития.

Оба описанных утверждения по-своему верны. Действительно, овариальный резерв, то есть «запас» потенциальных яйцеклеток, у каждой женщины ограничен и связан с ее генетическими особенностями, перенесенными заболеваниями и др.

Однако «народная» версия этого факта довольно сильно искажает действительность: так, в научно-популярных «пожилыми первородящими» называют женщин, рожающих первого ребенка после 26, а «старыми» — после 30 лет. В то же время средний возраст менопаузы, то есть окончания фертильного периода, составляет 50 лет, а индивидуальные показатели могут быть значительно шире: в России известны случаи рождения детей 57-летними матерями.

Исследование Дэвида Дансона с коллегами показывало, что, хотя вероятность бесплодия женщин повышается с возрастом, этот рост не носит критического характера: так, в возрасте 19–26 лет бесплодны 8 % обследованных женщин, в 27–34 года — 14 %, в 35–39 лет — 18 %. При этом процент стерильных женщин, то есть таких, чей организм вообще не продуцирует яйцеклетки, не зависит от возраста и составляет примерно 1 % — остальные причины бесплодия связаны с поддающимися лечению факторами: проходимостью труб, особенностями созревания фолликулов и т. д.

Что касается рисков рождения ребенка с отклонениями в развитии, то возраст матери — далеко не единственный, а лишь один из многих факторов, влияющих на здоровье потенциального потомства. Наиболее высокая корреляция с материнским возрастом выявлена для следующих нарушений: синдром Дауна (риск рождения ребенка с отклонением в развитии матерью после 40 лет составляет 1,73 %), расщепление позвоночника (spina bifida) (0,14 %), расщелина губы или неба (0,12 %). Из этого, однако, не следует, что молодые матери полностью избавлены от риска рождения детей с теми же синдромами: для 20-летних женщин он составляет 0,08 %, 0,06 % и 0,07 % соответственно.

Кроме всего прочего, пропаганда раннего материнства совершенно не учитывает, что биологическая и психологическая готовность к рождению ребенка абсолютно не тождественны друг другу. Физиологически организм девушки готов к выполнению репродуктивной функции с момента овуляции, предшествующей первой менструации (в среднем в 13–14, но иногда и уже в 9 лет), однако на практике подростковая беременность таит в себе множество медицинских и социальных опасностей.

Неготовность к материнству провоцирует рост уровня стресса молодой матери, связанный с выработкой кортизола, что заставляет ее относиться к уходу за новорожденным механистически, затрудняет установление эмоциональной привязанности — а это, в свою очередь, увеличивает риск соматических и психических расстройств и у женщин, и у младенцев.

Постепенное увеличение возраста, в котором женщины в среднем принимают решение о рождении детей, связано и с социально-экономическими причинами. В России этот показатель за 20 лет заметно сдвинулся: по данным Росстата, в 1995–1997 годах он составлял 20,9 года, а в 2015–2017-м — уже 26,1 года. Эта картина — часть широкого явления, названного вторым демографическим переходом. Суть его состоит в резком изменении репродуктивной стратегии жителей развитых стран.

Роды в 1910-х

Хотя и большинство женщин все еще приглашает на роды повитух (реже — врачей), в 1914 году уже появился первый «родильный дом». Тогда же врачи в США начали использовать метод обезболивания, который назывался «сумеречный сон» (Twilight Sleep) — женщине давали морфин или скополамин. На протяжении родов женщина погружалась в глубокий сон.

Проблема заключалась в том, что риск смерти матери и дитя в этом случае возрастал.

При этом 90% врачей даже не получили формального образования.

В 1913 году на всей территории России насчитывалось всего девять детских консультаций и лишь 6824 койки в родильных домах. В крупных городах охват стационарным родовспоможением составлял всего 0,6% . Большинство женщин продолжало традиционно рожать дома с помощью родственниц и соседок или приглашало к себе повивальную бабку, повитуху, а только в сложных случаях — врача-акушера.

По статистике, в процессе родов (в основном от сепсиса и разрывов матки) ежегодно умирало более 30 000 женщин. Чрезвычайно высокой была также смертность среди детей первого года жизни: на 1000 родившихся умирало в среднем 273 ребенка. Согласно официальным данным начала XX века, лишь 50 процентов жительниц Москвы имели возможность получения профессиональной медицинской помощи при родах в стационаре, а в целом по стране этот процент составлял всего лишь 5,2% для жительниц городов и 1,2% в сельской местности.

Первая мировая война и последовавшая за ней революция 1917 года замедлили развитие медицины в стране и вызвали деградацию. Разрушалась инфраструктура, а врачей призывали на фронт.

В России после событий октября 1917 года тоже произошли изменения. Изменилась в первую очередь сама система оказания помощи беременным и роженицам.

Специальным декретом 1918 года был создан Отдел охраны материнства и младенчества при Народном комиссариате государственного призрения. Этому отделу и отводилась главная роль в решении грандиозной задачи — строительства «нового здания социальной охраны грядущих поколений».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Сказка жизни
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector