Перинатальная психология

Жалость от слова «жало»

«Жалеть» в русском языке происходит от слова «жалить», что означает колоть, делать больно. В древне русском близкое слово «желя» означало «печаль, скорбь»; на старослав: «жаль» — «гробница»; на латышск. dzelt — «колоть»; англос. cwëlan — «умирать»; др.-в.-нем. quëlan «испытывать боль». Корень «жал» в этимологии многих древних языков имеет негативное значение. Соответственно, жалость не может нести ничего хорошего.

Как мы действуем на человека, жалея его

Жалость – чувство абсолютно пассивное, бездейственное, лишенное стимула к действию и не дающее ничего, кроме негативных переживаний.

Что мы даем человеку, жалея его? Чтобы лучше это понять, снова представим ситуацию: вы узнаете, что ваш друг упал и сломал ногу, он лежит дома в гипсе. Вы чувствуете искреннее желание навестить его. Придя в его дом и видя его в таком положении, в вас пробуждается жалость, вы садитесь рядом и начинаете причитать, какой же он бедолага, как ему не повезло.

Вам интересно, как товарищ попал в такую ситуацию и он рассказывает вам, что шел по улице, случайно наткнулся на выбоину, споткнулся, упал, сломал ногу.

Вы погружаетесь в эту историю, начинаете вместе ругать власти, что они не выделяют бюджет на ремонт дорог, коммунальные службы за их безынициативность перед властями, плохую погоду, неудачный день и все на свете.

Но, возможно, ваш друг умолчал, что шел по улице, упершись в телефон (как это многие делают сейчас) или был настолько погружен в свою «мыслемешалку», что был крайне невнимателен. Вы не знаете, как все было на самом деле, но вы без сомнений соглашаетесь с тем, что он жертва, а вовлекаясь, признаете жертвой и себя. Ведь из-за халатности властей и коммунальщиков вы тоже рискуете оказаться в такой ситуации.

По сути, вы не оказываете человеку никакой помощи, не даете ничего, жалея его и причитая вместе с ним. Нет никаких созидательных действий. И кроме того, вы тратите свою энергию впустую.

Теперь эта же ситуация, но без чувства жалости: вы идете навестить друга со сломанной ногой. Вы также интересуетесь, что случилось, но не вовлекаетесь в ситуацию, которая уже в прошлом и не начинаете «охать» и «ахать», а предлагаете товарищу конкретную помощь.

Неважно какую, наверняка, каждый найдет чем помочь человеку в трудную минуту, если и не материальными делами, то добрыми словами, но уж никак не причитаниями. В первом случае, мы усиливаем боль и переживания пострадавшего, помогая ему своими сожалениями еще глубже погрузиться в беду

К тому же жалеющий часто испытывает чувство превосходства, говоря вслух: «жаль, что у тебя все так плохо» и думая про себя «слава Богу, что у меня все хорошо». Пострадавший чувствует себя порабощенным, никчемным, невезучим, ущербным, жалким

В первом случае, мы усиливаем боль и переживания пострадавшего, помогая ему своими сожалениями еще глубже погрузиться в беду. К тому же жалеющий часто испытывает чувство превосходства, говоря вслух: «жаль, что у тебя все так плохо» и думая про себя «слава Богу, что у меня все хорошо». Пострадавший чувствует себя порабощенным, никчемным, невезучим, ущербным, жалким.

Во втором случае мы даем человеку поддержку, конкретную помощь, воодушевляем его, заверяем, что все наладиться. Жертва чувствует соучастие и конкретное плечо, на которое можно опереться в трудную минуту. А поддерживающий избавляет себя от негативных переживания и излишней траты энергии.

Меняйте жалость на любовь и сострадание

Самое лучшее, что можно сделать, начать искореннять в себе чувство жалости и заменять его на любовь, доброту, сострадание и милосердие. Любовь, в широком смысле этого слова – чувство созидательное, позитивное, дающее, окрыляющее.

Подумайте, есть ли разница между тем, чтобы причитать «ой, бедненький, как же ему не повезло, как все плохо, ой, ой…» и между «человеку не повезло, он попал в беду и страдает, чем я могу помочь ему?».

Проявить любовь, сострадание, милосердие – значит помочь человеку реальными делами по мере своих возможностей, а не сидеть и рассуждать о том, как ему наверное плохо!

Проявляя заботу, предлагая помощь, оказывая поддержку, вы даете человеку силу и он находит в себе ресурсы, чтобы выбраться из сложной ситуации. Он буквально наполняете энергией и преодолевает препятствия менее болезненно. Вы показываете пострадавшему, что он не один, что рядом есть опора, поддержка. Даже этого бывает достаточно, чтобы человек вдохновился и набрался внутренних сил.

Пространство заботы и любви

Я анализировал жалость к себе со многими клиентами, и обнаружил, что почти каждый бессознательно верит в особое идеальное пространство заботы и любви. Ты настраиваешься на на него где-то в глубине души. Ты подключен к этому светлому пространству, пока сам заботишься и любишь.

Если ты не пожалел щенка, значит «виноват» — больше не имеешь право на пространство заботы и любви. Оно закрывается — и твой персональный мир темнеет, из него удаляется программа взаимовыручки. Мир начинает казаться холодным и жестоким, а ты сам черствеешь.

Нам жалко свой идеализм, жалко рушить детские сказочные надежды, жалко себя наивного, маленького, верящего в безусловную любовь. Это ребенок внутри нас защищает свою надежду на свет. И его хочется спасти.

Нам жалко тех, кто заботится о нас без явной для себя выгоды. На фоне безжалостной реальности их забота — священна. Хочется ее оправдать и спасти.

Здесь жалость — это страх предать нечто святое в своей душе. И там же в душе этот свет противопоставляется тьме. Это словно хрупкий цветок жизни и любви посреди равнодушного хаоса. Ты чувствуешь, что в мире ему не место — слишком мир грубый и беспощадный. Спасти этот цветок означает утвердить жизнь, превзойти холодную бездушную реальность.

Когда жалеешь человека, хочется, чтобы тот был счастлив, чтобы хрупкий цветок любви выжил и расцвел. Хочется спасти его, и поместить в рай, где он расцветет.

Жалость может сопровождать тревожное предвкушение вины. Ты еще не загубил цветок, он в твоих руках. А если уже загубил, чувствуешь вину — предал пространство заботы и любви. Вина побуждает исправиться, чтобы вернуть право на любовь.

Повторюсь, я говорю здесь не о каких-то объективных законах жизни, а только об иррациональной логике души.

Наверное, вы замечали, себя жалеют несравнимо чаще, чем других. Обнаружить беззащитную святость в другом человеке непросто. Ты видишь поверхность: его взрослое тело, видишь как бестолково он поступает. Его внутреннее, сокровенное остается от чужих глаз сокрытым. Поэтому как бы упорно он сам себя ни жалел, тебе его не жалко.

А вот глубину своей души чувствуешь. Хотя бы смутно. С той стороны фонит нечто священно хрупкое — твой внутренний ребенок. Его хочется спасти.

Иногда жалость путают с презрением. Воспринимаешь человека как «жалкое ничтожество». Но тебе его вовсе не жалко.

Презрение испытываешь, когда чужая жалость к себе кажется неуместной. Может, в глубине души, ты тоже хочешь жалости, но запрещаешь ее себе. А человек рядом себя таким запретом не сковывает, и несдержанно себя жалеет. Вот и хочется ему сообщить: «соберись, тряпка!». То есть чужая несдержанность раздражает, когда сам себя сковываешь.

Жалость к себе — это детская позиция: «я имею право на любовь, потому что маленький и хороший».

Жалость к другим — позиция повзрослей: «я имею право на любовь, потому что и сам забочусь».

Жалость к себе — здоровое чувство для ребенка. Но вредна во взрослой жизни.

Умеренная жалость к беспомощным — здоровое чувство в любом возрасте.

Игорь Саторин

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Сказка жизни
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector